Одураченные случайностью Талеб Н. — скачать книгу бесплатно без регистрации

Реакция в мире на книгу

Журнал Fortune внёс книгу Талеба в список 75 «умнейших книг всех времён». Газета USA Today отметила, что многие критические замечания книги, касающиеся финансовой сферы, оказались оправданными. Журнал Forbes признал стиль книги игривым и порой нестерпимо высокомерным, но всегда способствующим к размышлениям. Газета Wall Street Journal (одна из публикаций, которые Талеб высмеивает в своей книге) назвала покупку компании Universa Investments в октябре 2008 года «приобретением чёрного лебедя» (намекая на «чёрных лебедей», упомянутых в книге). Одна из публикаций, содержавшая наиболее благожелательные комментарии к книге Талеба, была опубликована в еженедельнике The New Yorker; в ней отмечалось, что публикация книги наносит такой же удар по обычаям Уолл-стрит, что и девяносто девять (так в оригинале) тезисов Мартина Лютера по католической церкви.

Одураченные случайностью. Скрытая роль шанса в бизнесе и жизни читать онлайн бесплатно

Одураченные случайностью. Скрытая роль шанса в бизнесе и жизни — читать книгу онлайн бесплатно, автор Нассим Талеб

… 69
Вперед

Перейти на страницу: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869

37

Роберт Эмерсон Лукас, младший (род. 1937) — экономист, один из создателей теории рациональных ожиданий, лауреат Нобелевской премии (1995). Прим. перев.

38

Дж. Сорос. Алхимия финансов. М. : Инфра-М, 2001. Прим. ред.

39

Карл Поппер. Открытое общество и его враги: в 2 т. М. : Культурная инициатива, 1992. Прим. ред.

40

Исполнение выше материала (лат.). Прим. перев.

41

Майкл Дроснин Библейский код. Тайнописи будущего. М. : Вагриус, 2000. Прим. ред.

42

Майкл Дроснин Библейский код. Обратный отсчет. М. : Иностранка, 2004. Прим. ред.

43

Дэн Браун. Код да Винчи. М. : АСТ, 2004. Прим. ред.

44

Джон Дос Пассос. Манхэттен. М. : Издательство имени Сабашниковых, 1992. Прим. ред.

45

Лурд — город во Франции, где, по мнению католической церкви, в середине XIX века одной юной местной жительнице явилась Дева Мария. Город активно посещается паломниками (до 5 млн. ежегодно), из которых 70 тыс. человек приезжает сюда в надежде излечиться. Источники католической церкви утверждают, что за первые 50 лет паломничества здесь вылечилось около 4 тыс. человек. Прим. перев.

46

Малкольм Гладауэлл. Переломный момент. Как незначительные изменения приводят к глобальным переменам. М. : Альпина Паблишерз, 2010. Прим. ред.

47

Полное наименование этой и других книг, указанных в главе «Поход в библиотеку», можно найти в списке литературы в конце книги. Прим. ред.

Увы, в скане список литературы отсутствовал. Прим. верстальщика.

… 69
Вперед

Перейти на страницу: 123456789101112131415161718192021222324252627282930313233343536373839404142434445464748495051525354555657585960616263646566676869

Часть III. Воск в моих ушахправить

Линейка Витгенштейнаправить

Если только источник заявления не имеет чрезвычайно высокой квалификации, из заявления скорее можно почерпнуть информацию о том, кто его сделал, чем то, что он хотел сказать. «Если вы не уверены в надёжности линейки, то при измерении таблицы с помощью линейки можно также использовать таблицу для измерения линейки».

Вероятность — дитя скептицизмаправить

У римлян не было религии как таковой, они были слишком толерантными, чтобы принять заданную истину. По какой-то странной причине в период Средневековья критическими мыслителями были арабы, в то время как христианская мысль отличалась догматизмом; но потом, уже после Ренессанса, они таинственным образом поменялись ролями. И только в современном мире вновь возникло желание — освободиться от собственного прошлого мнения.

Тем не менее противоречить себе считается зазорным, что доказывает крайне бедственное положение науки. Но есть примеры и обратного. Джордж Сорос способен пересмотреть своё мнение очень быстро и без малейшего стыда. Сорос предлагает начинать каждое совещание, убеждая друг друга, что мы кучка идиотов, не знающих ничего и подверженных ошибкам, но обладающих редкой привилегией знать это.

Поведение учёного, сталкивающегося с опровержением своих идей, не выходит за рамки так называемой ошибки атрибуции. Вы приписываете успех способностям, а неудачи — случайности, списывая провалы на редкие события «десятой сигмы». Человек должен держаться с гордостью и достоинством при встрече со случайностью.

Книги о самопомощи (даже если они написаны не шарлатанами) по большому счёту бесполезны. Хороший совет или убедительная проповедь не задерживаются в голове дольше, чем на несколько мгновений, если они противоречат нашим мыслям. Когда слушаешь лектора, пунктуально читающего свои заметки, неудержимо хочется спать.

Чем выше человек поднимается по корпоративной лестнице, тем выше его заработная плата. Это может быть оправдано, ведь есть определённый смысл в том, чтобы платить в зависимости от личного вклада в общее дело. Однако, чаще всего (я не говорю о бизнесменах, принимающих на себя риск) чем выше место в иерархии, тем меньше подтверждений такого вклада.

Чтобы взглянуть на это с другой стороны, рассмотрим разницу между суждением о процессе и суждением о результате. О сотрудниках нижнего звена судят и по процессу, и по результату. Однако высшее руководство зарабатывает только в зависимости от результата.

Мы не созданы для расписаний. Исследования счастья показывают, что те, кто живёт под самими себе навязанным прессом оптимальности получаемого удовольствия, испытают значительный стресс.

Помимо влияния на самочувствие, неопределённость имеет ощутимую информационную пользу, особенно вследствие того, что шифрует потенциально разрушительные и самореализующиеся сообщения (фиксированный курс национальной валюты: даже малейшее изменение курса — информация; плавающий курс: изменения в рамках коридора — шум).

Ленивый ученик попросил равви Гиллеля научить его Торе за то время, что он простоит на одной ноге. Равви не стал обобщать, а дал базовый генератор идеи: не поступай с другими так, как ты не хочешь, чтобы поступали с тобой, всё остальное — просто комментарии.

Свой генератор автор сформулировал так: мы благоволим видимому, изначально присущему, личному, сказанному и осязаемому; мы презираем абстрактное. Похоже, что из этого вытекает всё, что есть в нас хорошего (эстетика, этика) и плохого (одураченность случайностью).

Кейнс в «Трактате о вероятности» разработал ценное понятие субъективной вероятности. Человеческие существа предпочитают думать в линейных терминах. Тем не менее повседневная жизнь нелинейна: «Томатный кетчуп из бутылки — то ничего, то весь в тарелке».

Философам, размышляющим о вероятности как таковой, проблема кажется связанной исключительно с её вычислением. В данной книге проблема вероятности — это во многом процесс познания, а не расчётов.

Для кого эта книга

Для тех, кто ищет закономерности в случайных совпадениях. Для тех, кто стремится постичь тайны привлечения удачи. Для желающих узнать секреты достижения финансового успеха или попробовать себя в трейдинге. Автор умело проводит параллель между финансовыми рынками и жизнью. А читателю остается только принимать, сравнивать, анализировать и постигать.

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

  • Писать или не писать? – вот в чем вопрос https://psychosearch.ru/7reasonstowrite
  • Как стать партнером журнала ПсихоПоиск? https://psychosearch.ru/onas
  • Несколько способов поддержать ПсихоПоиск https://psychosearch.ru/donate

Одураченные случайностью читать онлайн бесплатно

Одураченные случайностью — читать книгу онлайн бесплатно, автор Нассим Талеб

… 64
Вперед

Перейти на страницу: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364

В пятницу, в полдень, движение в Лондоне может быть ужасным. Неро стал проводить там большее количество времени. Дорожные пробки стали действовать ему на нервы. Однажды он потратил пять часов, перемещаясь на запад из его офиса в центре Лондона, к дому в Котсволдсе, где он оставался на большинство уик-эндов. Раздражение побудило Неро получить права на управление вертолетом на интенсивных курсах в Кембриджшире. Он понимал, что поезд был, вероятно, более легким решением выехать из города на уик-энд, но его понуждала собственная экстравагантность. Другим результатом его раздражения было не менее опасное переключение на велосипедные поездки между его квартирой в Кенсингтоне и его офисом в Сити.

Чрезмерное осознание и понимание вероятности Неро в его профессии, так или иначе, не распространялось полностью на обработку им физического риска. Поскольку вертолет Неро разбился, так как он приземлял его около Парка Бартерси в ветреный день. Он был один в нем. В конце концов, черный лебедь получил своего человека.

… 64
Вперед

Перейти на страницу: 12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546474849505152535455565758596061626364

Черный лебедь

Много внимания автор уделяет понятиям «шум» и «сигнал» и их влиянию на работу трейдера. Устранение «шума» из своей жизни – главная задача успешного игрока на бирже, считает автор. И демонстрирует, как он справляется с этой задачей:

  • Не смотрит телевизор и не читает газет.
  • Читает много книг по истории и математике.
  • Занимается спортом.
  • Общается с экспертами.
  • Следит за торгами на бирже.

Все это он делает с целью избежать «шума». Он «заливает в уши воск» и остается глухим к «шуму». Автор считает, что «сигнал», т.е. то самое редкое событие, не может пройти мимо него, не обнаружив себя другим способом. Журналисты же в силу их дилетантства не способны распознать настоящий «сигнал», поэтому занимаются «шумом» и вливают его в уши доверчивым читателям. Ошибка «черного лебедя» — это ошибка трейдера, который поддался шуму и пропустил «сигнал»

Каждый трейдер верит в собственную исключительность и часто не обращает внимания на важность происходящего

Глава 2 Необычный метод учета

Альтернативная история

Начну с банальности: в любой области (военном деле, политике, медицине, инвестициях) об эффективности нельзя судить лишь по результатам, нужно учитывать еще и альтернативные издержки (если бы история развивалась по-другому). Такие замещающие последовательности событий называются «альтернативной историей». И хотя то мнение, что решение не может оцениваться только по его результатам, напрашивается само собой, все же эту точку зрения озвучивают одни проигравшие (победу обычно объясняют как раз качеством своего решения). Так, политики на ходу бросают журналистам фразу, что «следуют лучшим курсом», рассчитывая на привычное сочувственное «да, мы знаем» для усиления эффекта. Этот банальный совет, как и многие другие, очевиден, но трудновыполним на практике.

«Русская рулетка»

Необычную концепцию альтернативной истории можно проиллюстрировать так. Представим себе эксцентричного (и скучающего) олигарха, предлагающего вам 10 млн. долларов за то, чтобы вы сыграли в «русскую рулетку», то есть приставили к виску дуло револьвера с одним патроном в шестизарядном барабане и нажали на курок. Каждый исход считался бы отдельной историей, всего вариантов было бы шесть, все имели бы равную вероятность. Пять из них привели бы к обогащению, а один — к статистике, то есть к некрологу с приводящей в замешательство (но, конечно, оригинальной) причиной смерти. Проблема в том, что в действительности можно наблюдать только один вариант истории, и выигравший 10 млн долларов вызовет восторг и похвалы некоторых глупых журналистов (тех самых, которые безоговорочно восхищаются миллиардерами из списка Forbes 500). Как и все руководители компаний, с которыми я сталкивался за мою восемнадцатилетнюю карьеру на Уолл-стрит (с моей точки зрения, эти руководители всего лишь фиксируют результаты, полученные случайным образом), общественность видит лишь внешние признаки достатка без малейшего намека на понимание его источника (мы называем его генератором). Подумайте, ведь выигравший в «русскую рулетку» может стать положительным примером для своей семьи, друзей и соседей.

Хотя другие пять вариантов истории остаются за кадром, разумный, думающий человек может легко судить о них. Это требует определенного самоанализа и личной смелости. Со временем, если глупец продолжит играть в «русскую рулетку», нежелательные варианты истории его, скорее всего, настигнут. Следовательно, если двадцатипятилетний играл бы в «русскую рулетку», скажем, раз в год, у него было бы мало шансов дожить до своего пятидесятилетия, однако если таких людей много — например, есть тысячи двадцатипятилетних игроков, — то будет несколько (чрезвычайно богатых) выживших (и очень большое кладбище). Должен признаться, что пример с «русской рулеткой» для меня больше чем просто отвлеченный образ. В такой «игре» я потерял друга во время войны в Ливане, мы были тогда подростками. Но есть еще кое-что. Я обнаружил, что глубже заинтересовался литературой благодаря признанию Грэма Грина во флирте с играми такого рода; это поразило меня даже сильнее, чем реальные события, свидетелем которых я был. Грин рассказал, что однажды пытался побороть детскую скуку, нажав на курок револьвера, это заставило меня вздрогнуть от мысли, что у меня был как минимум один шанс из шести остаться без его книг.

Рассмотрим мою необычную идею об альтернативном учете. 10 млн долларов, полученных за игру в «русскую рулетку», не имеют той же ценности, что 10 млн долларов, заработанных старательным и искусным стоматологом за время долгой практики. Деньги одни и те же, на них можно купить одни и те же вещи, разница лишь в том, что одни больше зависят от случайности, чем другие. Для бухгалтера, впрочем, они идентичны, для вашего соседа — тоже. Но в глубине души я не могу не считать их качественно разными. Идея такого альтернативного учета имеет интересные математические следствия и сама описывается математическими формулами, как мы увидим в следующей главе, посвященной введению в метод Монте-Карло. Заметьте, что данное использование математики — лишь иллюстрация для интуитивного понимания вопроса и не должно интерпретироваться как инженерная задача. Иными словами, не нужно на самом деле рассчитывать варианты альтернативной истории и даже оценивать их свойства и характеристики. Математика — это способ мышления, а не просто игра с цифрами. Мы увидим, что вероятность имеет качественный характер.

Нассим Талеб признанный специалист по случайности

Поэтому я решил ознакомиться с Нассимом Талебом через другую его книгу, «Одураченные случайностью». Оказалось, что это была его первая крупная публикация, еще до «Черного лебедя». Обе эти книги, наряду с еще тремя, входят в его цикл о неопределенности и теории случайности. Я не специалист в математических теориях, и поэтому не склонен ни возвеличивать, ни чрезмерно критиковать Талеба, но мне кажется, что его мысли способны привести к неожиданным открытиям по поводу нашей собственной жизни. И мысли эти привлекательны своей нестандартностью.

Талеб, к примеру, сравнивает успешных, скоротечно разбогатевших трейдеров с игроками в русскую рулетку. Они часто ставят на кон все и выигрывают. Неудивительно, усмехается Талеб, что мы не знаем проигравших в русскую рулетку; а страшно то, что выигравшие — такие же безумцы, которым просто повезло. Но почему-то именно они становятся примерами для подражания, аналитиками рынка, профессорами экономических наук.

В книге Талеб никогда не отказывает себе в удовольствии пройтись по тупым и напыщенным трейдерам, продажным и беспринципным журналистам, ослам-экономистам — да, автор и сам не скупится на эпитеты и жесткие сравнения. Известный в научных и политических кругах как яростный и искусный спорщик, Талеб не только трейдер, но и математик со степенью. Кандидатская была посвящена расчетам деривативов, инструментов, которыми Талеб впоследствии стал заниматься на финансовом рынке.

Как настоящий профессионал, Талеб может позволить себе использовать понятный простому обывателю стиль изложения, который и стал одним из факторов популярности его книг. Многие даже назвали его «стилем для тупых». Для тупых или не совсем, но за спиной у автора всегда есть чем подкрепить свои доводы.

Идея 3. Мудрец слушает смысл, дурак слышит только шум

В чем различие между шумом и информацией?

Давайте представим себе очень оптимистичную историю.

Вообразим отставного дантиста, живущего в приятном солнечном городке. Он превосходный инвестор, и ожидает получить доход на 15% больший, чем дают Казначейские облигации, с нормой ошибки 10% в год.

Он подписывается на www-сервис, и за небольшую сумму (меньше, чем он платит за свой кофе) получает непрерывную информацию.

Иногда он видит прибыль, а иногда нет:

Табл. 1: Вероятности делания денег на различных временных интервалах

Что происходит, если следить за результатами каждую минуту?

Каждую минуту дантист делает деньги почти так же, как падает монетка. Каждый раз, когда он видит красные цифры потерь, он чувствует боль. И чувствует удовольствие, когда «работа даёт положительный результат».

В конце каждого дня дантист будет эмоционально расстроен. Под конец года он дойдёт до ночных кошмаров. Каждый день (восемь часов в день) он будет иметь 241 радостную минуту против 239 нерадостных. В год это даёт 60,688 и 60,271 чередующихся минут соответственно.

А если он следит за своим портфелем раз в месяц?

67% его месяцев будут положительными, он испытывает муки боли только четыре раза в год, и восемь раз получает удовлетворение. Это — тот же самый дантист, следующий той же самой стратегии.

А теперь он оценивает результаты один раз под конец года: 

За 20 лет своей жизни он испытает 19 приятных минут на одну неприятную!
Обратимся к журналистике и средствам информации. Если мы возьмём коэффициент отношения шума к тому, что мы называем полезными данными, тогда мы получим следующее:

Шум / Ценные данные
1 год         0.7 / 1
1 месяц 2.32 / 1
1 час         30 / 1
1 сек.    1796 / 1

  • В год: 0.7 шумовых частей на каждую часть данных.
  • В месяц: 2.32 шумовых частей на каждую часть данных.
  • В час: уже 30 шумовых частей на каждую часть данных.
  • В секунду: 1796 шумовых частей на 1 часть полезных данных.

Проблема информации не в том, что она развлекательная и в общем бесполезная, а в том, что она отравляет.

Как использовать эту идею в своей жизни? 

Если вам приходится отслеживать какие-то вещи — стоимость акций, или новостные выпуски,или доход в Адсенс, или комментарии на сайте — не делайте это слишком часто. Вы тратите время, силы, расшатываете нервную систему. Делайте это пореже — а силы и эмоции направьте на что-то более ценное.

Это были 3 идеи из книги «Одураченные случайностью». Вот еще несколько интересных идей и цитат:

  • Невозможно доказать верность теории. Только то, что она ошибочна. Пока не прилетел черный лебедь.
  • Проблема мышления в том, что оно приводит к иллюзиям. И еще оно расходует энергию! Поэтому мы не думаем, когда совершаем выбор, мы используем эвристические (привычные) модели. Чаще всего это работает достаточно хорошо. Но иногда приводит к очень серьезным ошибкам.
  • Принцип разумной достаточности эффективнее перфекционизма.
  • Сообщение об отсутствии и отсутствие сообщения — не одно и то же. Сообщение о том, что ничего не произошло, может быть ценной информацией. Как заметил Шерлок Холмс в деле о жеребце по кличке Серебряный, «любопытно, что собака не залаяла».
  • Люди не любят неопределенности. Поэтому 1) теряют из-за нерационального поведения; 2) упускают возможности — лишь бы не связываться.
  • Эмоции — смазка, которые толкают к действиям. Без них — никак!
  • В долгосрочной перспективе проявляются истинные свойства каждого.

Книга «Одураченные случайностью» помогает взглянуть на многие события в жизни под новым углом. Если найдете время — очень рекомендую прочитать.

Но даже если вы запомните эти три идеи  и будете их использовать — это уже отлично.

Пиратство скучнее трейдинга

Внешне трейдер ничем не отличается, скажем, от топ-менеджера или клерка, но стоит заглянуть глубже – и раскроется целый мир, состоящий из страданий и радостей. В книге отражены судьбы четырех трейдеров. Они, как антиподы, проходят парами. Пара самого начального уровня трейдинга – Джон и Неро. И пара монстров биржевой торговли – Карлос и Джордж Сорос. На их примерах автор раскрывает свое отношение к работе трейдера. Он оправдывает любые ухищрения Джорджа Сороса в его желании добиться цели. И с презрительной небрежностью рассказывает о жалких потугах Карлоса переиграть судьбу во время кризиса 1998 года. И если Карлос вызывает в читателе легкую антипатию из-за его нежелания смотреть правде в глаза, то Джону достаются все смертные грехи, начиная от невежества и заканчивая чванством. Джон, взлетевший благодаря случайности, думает, что он заработал деньги своим умом. Неро же прекрасно понимает, что в трейдинге все одурачены случайностью, и это вопрос времени, когда все «взорвется». «Взрывом» трейдеры называют потерю денег инвестора. В результате «редкого события» Карлос и Джон теряют работу, свои личные сбережения, деньги инвесторов. А Неро спокойно наблюдает со стороны, как срабатывают его «стоп лоссы» и минимизируются убытки. Сорос же сам создает «черного лебедя» и зарабатывает там, где все теряют.

Это не популяризатор науки

Нассим Талеб в образе Санта Клауса — прекрасная метафора ожиданий от случайного

Да, Талеб в этой книге с формулами в руках доказывает, что случайность имеет огромное значение в игре на финансовых рынках. Нет, это не делает ее похожей на игру в автоматы — существуют сложные способы расчета случайностей, а самыми эффективными становятся трейдеры, которые искусно манипулируют риском. Талеб также утверждает, что люди изначально слепы в отношении понятий вероятности, случайности и сопоставления простейших величин. Интуиция нам здесь не помощник; на нас слишком влияют эмоции — рычаг для простейших журналистских манипуляций.

Так Талеб переходит к главной теме этой книги: чтобы не быть одураченным случайностью, нужно правильно оценить информацию. Отделить ее от шума и избыточных данных и иметь достаточно репрезентативную выборку. Примеры ошибок? «Я только что закончил всестороннее статистическое исследование жизни президента Буша. В течение 58 лет в ходе примерно 21 тыс. наблюдений он ни разу не умер. Следовательно, я могу провозгласить его бессмертным с высокой степенью статистической значимости».

Подобные ошибки гораздо ближе, чем мы думаем. Касаются они и синдрома Инстаграма («синдрома неудачника») — ты будешь постоянно чувствовать себя несчастным, если сравниваешь себя с собой идеальным, а не с собой вчерашним. И феномена «успешных людей», которые предлагают рецепты побед, которые никогда не работают. Представьте себе, всему этому есть математическое объяснение, примерно такое, как в любимом Талебом (и всеми математиками) трюке с таинственным письмом.

Тут я и оставлю вас с желанием разобраться, в чем же загвоздка этой истории. И может быть как-нибудь «Одураченные случайностью» спасут вас от, говоря финансовым языком, крутого кидалова— причем необязательно на деньги. Кстати, 28 февраля 2019 Талеб выступит с лекцией в Москве. Еще есть время прочесть книгу и подготовиться.

Предисловие и благодарности

Эта книга объединяет, с одной стороны, рационального математического финансиста (самоопределение -«практик неопределенности»), который проводит свою жизнь, пытаясь не быть одураченным случайностью и всплесками эмоций, связанных с неуверенностью в будущем и, с другой стороны, эстетически и литературно зависимую, человеческую сущность, желающую быть одураченной любым абсурдом, который отполирован, вычищен, оригинален и вкусен. Я не могу избегнуть участи быть одураченным случайностью, но я могу сделать так, чтобы это, по крайней мере, приносило эстетическое удовольствие.

О наших способностях (генетических или приобретенных) обработки случайности за последние десять лет было написано очень много. Мои же правила, при написании этой книги, заключались в избежании обсуждений (а) того, чему я не был свидетелем или не узнал из независимых источников, и (б) того, что я не пропустил через себя настолько глубоко, чтобы писать о предмете без малейших усилий. Все, что казалось, на первый взгляд, работой — отбрасывалось. Я должен был очистить текст от пассажей, которые напоминали визит в библиотеку с цитированием научных авторитетов. Я пытался использовать только те цитаты, которые всплывали в моей памяти или исходили от писателей, к которым я внутренне обращался многие годы. (Я питаю отвращение к практике случайного использования заимствованной мудрости, но об этом позже.) « Только когда слова значат больше, чем молчание » (лат.)

Я старался по минимуму привлекать примеры из моей непосредственной профессии математического финансиста.

Финансовые рынки — это просто специальный пример ловушек случайности. Я обсуждаю их в качестве иллюстраций, как если бы я разговаривал за обедом, скажем, с кардиологом, испытывающим интеллектуальное любопытство. (В качестве прообраза я использовал своего друга Жака Мераба).

Несколько благодарностей: во-первых, я хочу сказать спасибо друзьям, которые могут по праву называться соавторами. Я благодарен Нью-йоркскому интеллектуалу и эксперту по случайности Стэну Джонасу (я не знаю, как назвать его более адекватно) за множество бесед на темы, охватывающие вероятность, с воодушевлением и усердием словно у неофита. Я благодарю своего друга — вероятностника Дона Джемана (мужа Хелиетты Джеман — моего научного руководителя) за его поддержку моей книги и энтузиазм. Он также позволил мне понять, что вероятностниками рождаются, а не становятся — многие математики могут вычислять, но не понимать вероятность (они не лучше, чем остальное население могут делать вероятностные суждения). По настоящему, эта книга началась с долгой, на всю ночь, беседы с моим эрудированным другом Джамилем Базом, летом 1987 года, когда он обсуждал формирование «новых» и старых» денег. Я был тогда подающим надежды трейдером, а он насмехался над кичливыми парнями из Соломон Бразерс, окружавшими его (и был совершенно прав). Он исподволь внушил мне жадный самоанализ своих жизненных достижений и, по сути, дал мне идею этой книги. Мы оба защитили позднее докторские диссертации на почти одинаковые темы. Во время своих (очень длительных) прогулок по Нью-Йорку, Лондону или Парижу я обсуждал некоторые части этой книги со многими людьми, такими, как Джимми Пауэре, который помогал мне воспитывать мой способ торговли ценными бумагами и который постоянно повторял «просто купить и продать может каждый», или как мой энциклопедический друг Давид Пастель, одинаково хорошо владеющий математикой, литературой и семитскими языками. Я также отнимал время моего яркого коллеги Джонатана Ваксмана долгими разговорами о применении идей Карла Поппера (Поппер (Popper) Карл Раймунд, австро-английский философ-неопозитивист, логик и социолог. (Прим, перев)) в нашей жизни финансовых трейдеров.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: